Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Русские пришли или Иерусалимск-Петушки



Этот стеб Миша Генделев при моем участии сочинил в начале 90-х, когда в Израиле все чаще стала звучать непривычная нам русская речь. В честь его дня рождения публикуется впервые.
- Все! Уезжаю я из этого вашего Израиля!
- Да что вы, Мирон Александрович, что вдруг?
- А то, милостивый государь, что нет такого слова «бабокер»!

Из разговора в ульпане «Бат-Галим».

Широко раскинулся белокаменный город Иерусалимск на семи своих холмах. Белой ночью стены Кремля, возведенные султаном Сулейманом (Семеном) Великолепным, отражаются в прозрачных струях потока Кедрон, недавно проложенного в ударные сроки. Его оград узор чугунный. Через поток прихотливо переброшены мосты, мостики и литературные мостки. Наибольшим изяществом отличается и спросом у самоубийц пользуется мост имени Льва Меламида с конскими статуями по четырем углам – «Юноша Меламид, укрощающий жеребца» в полчеловеческого роста. По слухам, доносящимся из Весенних Холмогор-Яффо, там, в свою очередь, произведена реконструкция бульвара Ротшильда, переименованного в Бен-Тверской.
Но вернемся в Иерусалим. Два полубюста замыкают мемориал – бюст Каганской и бюст Михаила Вайскопфа. Бюст Вайскопфа замыкает даже лучше. Но зато у бюста Каганской бывает оживленно – всем любопытно взглянуть на невзначай прогуливающуюся вдали от армоно-нацивского имения своего саму затворницу-эссеистку. Извозчик стоит, Каганская прогуливается. У Выставки Достижений Народного Хозяйства как живой стоит литератор Тарасов.

Захожий странник, ступая по Иерусалимской панели, жуя калач, и перемигиваясь с гарными дивчинами из беленых окрестных хат, мог ли ты подумать, что еще недавно, какие-то пару лет назад, здесь была почти пустыня! Collapse )