Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Идиотка. Плюхаешься.

ЭПИТАЛАМА

Я
помнится был женат
да и разве я возражал

я был женат на тебе война
чего безусловно
жаль

ты конечно была в меня влюблена
времена еще были
те

я
был женат на тебе
война

мы
забыли
убить детей.

Я был женат на тебе война
я тебе
покупал белье

красивая
у меня жена
не то что сестра ее

а
были
отличными:

выпивка
компания
лазарет

ревновала меня идиотка
а я ее
нет.

Ты
мне
носила цветы

и
бинтовал их
я

а что меня ревновала ты
оно
природа твоя

как я ушел от тебя война
это
еще вопрос

ты просто живешь без меня одна
мы просто живем
врозь.

Ты мне плюхаешься
в каждой
тьме на постель

думаю
ты
не в своем уме

мы
забыли
убить детей

а помнить сама призвала причем
за
рукав утяня

ну
юный армейский лекарь еще
Михаилом звали меня

Вот один из самых простых, ясных, прозрачных текстов Генделева. Такой хороший надежный человеческий текст с человеческими интонациями. Ни тебе Бродского, ни тебе Державина. Нет пророческого пафоса. Никто не умничает, все грустят.

Текст при этом канонический, програмный, включенный Генделевым во все устные и письменные антологии.

Почему? Потому что текст, конечно, не про войну. И не про убить детей. А про отношения с близкой женщиной, которая с годами стала еще родней, еще нужней. Совсем не про Магду Геббельс.  Про настоящую без поэтического (истерического?) усилителя любовь.

Герой хочет помнить эту женщину и радуется, что она хочет, чтоб он ее помнил. Именно поэтому они забыли (кокетство? — да конечно, кокетство!) убить детей. То-есть сохранили, а куда деваться? — не убивать же! — то, что связывает их в самом прямом смысле всех слов жизни.

Школьное сочинение: «почему я люблю эти стихи?»

Потому что в них поэт звучит (выглядит) не так, как ему обычно хочется выглядеть на публике и на литературной полке, а так, как я его помню.

«Идиотка». «Плюхаешься». «Это еще вопрос».
Потому что это стихи не совсем про его прошедшую молодость (выпивка, компания лазарет), а про мою. Ну хорошо... Про нашу.

А что все женщины от которых он серьезно вставлялся, были для него — войнами — так на то он и Генделев.

В общем, эпиталама. Грустная, но свадебная песня.