el mariachi (el_mariachi) wrote in mgendelev,
el mariachi
el_mariachi
mgendelev

Categories:

Генделев без цензуры

АВТОЭПИТАФИЯ

Какое блядь фэн-шуй какая физзарядка!
Лежу как древний хуй периода упадка.


Эпитафии Генделева давно стали легендой пяти городов (И, Т-А, М, Спб, К). Отдельной (уже посмертной) легендой стал тот факт, что сразу несколько человек посвятили себя тяжелому труду — сбору устного наследия поэта.
Мне всегда казалось, что эпитафий много — не менее тридцати, а то и пятидесяти. Но то ли в памяти поколений осталось только немногое и лучшее, то ли я поленился собрать их как следует — тогда комменты к этому посту (а они, как всегда, полностью приветствуются!) откроют нам те шедевры, которые я посмел забыть или не знать.

Комментировать эпитафии я, пожалуй, не рискну — все герои их, насколько мне известно (тьфу-тьфу) живы-здоровы, а некоторые и вовсе занимают ключевые посты в ключевых структурах. Писать про них необидно — не интересно, а обидно — ну как-то... не в стиле этого проекта. По крайней мере, пока)

Итак, начнем с единственной анонимной эпитафии:

Несговорчивой девице:
Под сей могильною плитой
Лежит плита могильней той.

Переходим к барду, автору музыки на целую серию генделевских стихов Олегу Шмакову:
Прохожий, проходя впритык,
Не сцы на саркофаг амбала!
Какой светильник разума кердык,
Какое нас покинуло ебало!

Льву Меламиду старинному другу Генделева посвящено не только “Господь наш не знает по-русски”, но и:
Могилы сей беги, девица!
Он станет на тебе жениться.

Эпитафия Бялику, просто Бялику (он сам про себя если захочет, то расскажет, хотя генделевского текста, по-моему достаточно):
Лежит здесь Бялик-существо,
Посмертно негодуя,
Что шкурки бегают его,
По сторонам блядуя.

Одна из лучших генделевских эпитафий посвящена Ирине Долгиной, красавице, певице, принцессе и ответственному работнику:
Любили Иру Долгину
И в ширину и в долгину.
А кто захочет — в глубину,
Пусть раскопает Долгину.

Эпитафия Демьяну Кудрявцеву вышла довольно ревнивой:
Вчера похоронили мы Демьянку.
Казалось бы — ну и?
Какая-н’дь другая обезьянка
Начнет писать стихи его — мои.

Арсену Ревазову (т.е. мне):
“Спи, человек-гора! Спи, человек-легенда!
И не забудь купить прокладки.” Подпись: Ленда.

Антону Носику — очень лаконично:
Лежит здесь Нос — говно вопрос.


Зееву Бар-Селле, израильскиому литературоведу, публицисту и журналисту, исследователю проблемы авторства романа «Тихий Дон» и других произведений М. А. Шолоховa (© Wikipedia)
Вот здесь лежит,
То что всегда висело
На организме
Зеева Бар-Селлы.

А еще есть совершенно не эпитафия, но тоже смешно:
Поэтесса Левинзон
Ест на утро курасон
А потом ее хозяин
Срать выводит на газон.

На самом деле, эпитафий должно быть больше, много больше, но где они? Дорогие читатели! Кто что помнит — присылайте нам в редакцию, не стесняйтесь)

Также, насколько мне известно, Генделеву принадлежит бессмертные: “да здравствует мыло душистое и веревка пушистая!” и “открылись чакры, стыдно выйти на улицу”

И в заключение, чтоб не нарушать каноны и добавить к генделевскому тексту собственный, рассказываю недетскую историю. Причем строго в постмодернистском жанре — рассказ про рассказ.

Генделев сидит в не самой трезвой компании верных друзей и единомышленников в собственной квартире на Колобовском. Все выпили, всем весело. В разговоре случайно проскальзывает не то виагра, не кокаин.
“Вот, — говорит Генделев. Была у меня такая история в конце девяностых. (Смотрит на жену-Наталью). Ну может быть, не в самом конце. Пошли мы тогда с моим петербуржским приятелем N. в сауну. Ну а N., надо вам сказать, был не только моим приятелем, но и макаронным (или что-то в этом духе — консервным, суповым) королем Петербурга. И сауна, в которую он меня повел… Ну это была Сауна. То-есть мраморные бассейны, фонтаны, невероятные дизайнерские джакузи с подсветкой, вибромассажем, серные ванны… Да… Вам не видать таких сражений… А блядей, надо вам сказать, N. предпочитал молодых. До 19. И представьте себе — такая вот сауна, десять нимф, не сказать, чтобы нимфеток, десять грамм виагры и десять грамм кокаина. На двоих. Вот так. Всего по десять. Ну и в придачу мы конечно, так напились, так напились… Коньяк. Как сейчас помню Le Voyage de Delamain…” Кто-то из нас не выдерживает: “Десять бутылок?”
— Нет, — Генделев, пытается вернуться к правдоподобию, — нам и двух хватило. Словом, вообразите, вот эта адская смесь и тут эти девицы, нет, вы представляете себе, десять девиц?! И у меня крыша едет, один глаз закрывается, а второй начинает гореть дьявольским огнем! И я на них этим огненным глазом — зырк! зырк!”
Кто-то из нас (подозреваю, что Аркан) опять не выдерживает: “И что, Миша, ты их всех трахнул?”. Генделев быстро обводит слушателей взглядом с чувством превосходства, оскорбленной гордости и презрительно пожимает плечами: “Конечно!”
Пауза. Все опускают глаза и пытаются смеяться в себя. Генделев понимает, что перебор и нужно закончить историю на реалистичной ноте: “Но не со всеми кончил!”

*         *         *

...ну и уже в качестве постскриптума мне захотелось привести текст, который Генделеву в свое время захотелось сделать эпиграфом к своей последней книге “Любовь, война и смерть в воспоминаниях современника”

Я в сапог насцалa!
И в другой насцала
И стою — любуюся,
Во что же я обуюся.
      Частушка
      Тверская губерния 1926

надеюсь, что в комментариях наберется много чего веселого!
Tags: генделев без цензуры, эпитафии
Subscribe

  • (no subject)

    В день рождения Миши хочется рассказать то, что еще не было сказано. Три года без Мишки – это огромный срок, но не настолько, чтобы настало время…

  • Рождественская ода

    5 лет назад в Иерусалиме умер мой друг, русский израильский поэт Михаил Генделев. За эти годы смириться с его отсутствием не стало проще, чем при…

  • генделев по-английски

    Первый (насколько я знаю) перевод великого поэта на великий язык. Появился, потому что мое о-12 переводится на английский, а кусок из "Доктор…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    В день рождения Миши хочется рассказать то, что еще не было сказано. Три года без Мишки – это огромный срок, но не настолько, чтобы настало время…

  • Рождественская ода

    5 лет назад в Иерусалиме умер мой друг, русский израильский поэт Михаил Генделев. За эти годы смириться с его отсутствием не стало проще, чем при…

  • генделев по-английски

    Первый (насколько я знаю) перевод великого поэта на великий язык. Появился, потому что мое о-12 переводится на английский, а кусок из "Доктор…